Вторник, 31 марта 2015 00:00

Роман Эдуарда Веркина «Облачный полк»

В год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне в память о событиях, в память о людях, которые ценой невероятных усилий, порой, ценой своей жизни отстояли, преодолели, не сломились, пронесли через всю свою жизнь образы, эмоции, чувства, связанные с военными событиями, читаем роман Эдуарда Веркина «Облачный полк».

Герои романа не имеют возраста. О том, что они молоды, можно догадаться по их именам. И только с середины романа, до которой по причине почти полного развития сюжета и в целом необычности повествования добраться достаточно трудно, определяется возраст практически каждого персонажа. И вдруг... от осознания того, что это дети и подростки, бросает в жар... Бросает в жар от возникающих образов, от войны, которая воспринимается главным героем как грипп: «как будто всё происходит не с тобой, а рядом, в параллельном мире...»
Прадед, дед, отец, сын – одна семья. Отдалённость друг от друга, полное непонимание, обособленность, концентрация внимания лишь на проблеме собственного «Я» между соприкасающимися звеньями этой семейной цепочки и тесная связь, духовная и душевная близость, однотипное понимание связи времён и человеческих судеб между крайними – десятилетним правнуком и героем-партизаном Великой Отечественной войны, переступившим восьмидесятилетний рубеж. Зачем написана эта книга и, главное, зачем и почему она написана таким образом? Ответ есть, он прописан чёрным по белому, только не надо его искать до полного прочтения – не найдёте, его нужно интуитивно заложить закладкой, а потом вернуться для переосмысления и понимания.

Роман от начала и до конца пронизан темой... еды, о которой не говорит только тот, кого нет в книге. Странная, но со временем - по прочтении - совершенно понятная и даже очевидная тема, которая проскальзывает практически на каждой странице, а иногда занимает чуть ли не полглавы, и сочетается, порой, с совершенно, на первый взгляд, несочетающимися вещами. К примеру, это ремень, в котором проделано дополнительных дырок до половины, отчего ремень оборачивается вокруг ровно в два раза. Вы спросите для чего? А всё просто: «...особенно спать хорошо, затянешь поплотнее, на пузо под пряжку тетрадку засунешь – и есть ночью вроде как неохота».

Начало войны – «полуденная напряжённость июньского воскресенья», непривычное количество птиц, «непонятное подрагивание воды на лужах». Гибель дома и семьи: пожар, сестра, рядом горшок с геранью. Топографические особенности местности - проекция на то, кто может жить там: герои или предатели, «просторные» или «овражники». Обмен партизан с фашистами гранатами-лимонками и кремом «Нивеа» на продукты и «белую», настоенную на навозе. Бессмыслица в подрыве паровоза, хоть и вражеского, в секунду превращающегося в бесполезный хлам, потому что для его строительства нужен целый завод, тысячи думающих и работающих людей. Встреча с Художником – с посторонним человеком, с которым хочется быть совершенно откровенным, то ли потому что сумасшедший, то ли потому что провидец. Окоченевший в лесу фашист с портфелем, полным детскими письмами детдомовцев, отрывки которых читать – сердце заходится. Груда смёрзшихся тел после операции карателей и постоянно вываливающаяся рука раненой – единственной в отряде девушки. И, наконец, обман цыганки и гибель Саныча. Такой, как в объективе фотоаппарата, представлена жизнь в войне, жизнь на грани реального и иррационального.

Всё одномерно, не по законам художественного произведения: бесконфликтно, без развития образов, нет интриги, без громких патриотических фраз. Всё не так, как в подавляющем большинстве произведений о Великой Отечественной войне. Но почему-то подростки отдали этой книге первое место на национальном литературном конкурсе «Книгуру».

Манн Ирина,
методист методического отдела
Центральной районной библиотеки им. Г. А. Пирожникова,
25-26-87